+7 (499) 653-60-72 Доб. 417Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 929Санкт-Петербург и область

Как солгласиться отдать сввой труп на вскрытие

Как солгласиться отдать сввой труп на вскрытие

Примыкал к московско-тартуской семиотической школе. Эмигрировал в 1997г. С 1988 г. Его последние книги: "НРЗБ.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Читать онлайн Протокол вскрытия. Орлова Анна.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Я ПОШЛА НА ВСКРЫТИЕ И ВОТ ЧТО ПРОИЗОШЛО

Примыкал к московско-тартуской семиотической школе. Эмигрировал в 1997г. С 1988 г. Его последние книги: "НРЗБ. Насколько серьезная вещь - литературоведение? Согласно общепринятому мнению, литературоведение - вещь вторичная, да собственно, вторична и сама литература, а первична - "жизнь". И тогда литературоведение, так сказать, третично, а теория литературы - вообще ненужная роскошь четвертого порядка.

С другой стороны, если для писателя творчество, а для читателя - чтение, составляет "смысл жизни" или важный его аспект, то получается, что человек "живет литературой" и вообще искусством , и тогда литература оказывается первичной. Это простенькое рассуждение можно усовершенствовать, показав, как литература и другие формы художественного дискурса и шире - дискурса вообще "управляют" жизнью, обществом, влияют на структуры власти и т.

Согласно постструктуралистам, критика, хотя и "вторичнее", но выше, "сильнее" писателя. Автор не властен над судьбой своего текста: выйдя из-под писательского пера, текст оказывается на милости читателей и критиков, от которых зависит его понимание, забвение, постановка в новые контексты, реинтерпретация, отведение неожиданной социальной роли, канонизация...

Произведение поступает в ведение Литературного Процесса, alias - института литературы, у которого есть свои законы и структуры власти, не совпадающие с авторскими интенциями, да и с капризами отдельных читателей и критиков. Забавный случай. На международном симпозиуме, посвященном столетию одного из наших российских кумиров, мне пришлось наблюдать буквально смятение его родственников по поводу прозвучавших там неожиданных, иной раз новаторских, иной раз нелепых даже на мой полуиностранный взгляд толкований его произведений.

А между тем, произошло именно то, о чем они, да и сам покойник, только и могли мечтать: он стал подлинно мировой величиной и, значит, перестал принадлежать своей семье, стране, языковой среде... Теперь его читает и усваивает, т. Разумеется, в "критикоцентризме" новейшего подхода просматривается типичная для социальных институтов тенденция к завышению собственной роли.

Так как среди постструктуралистов очень сильна марксистская прослойка, а марксисты и всегда были склонны преувеличивать роль внелитературных факторов и стремиться к власти, то часто настояние на реинтерпретирующей диктатуре критики над литературой принимает печально знакомый нам оттенок.

По этому поводу было остроумно замечено, что марксизм, потерпевший поражение почти во всех странах, где он был у власти, а также в такой собственно марксистской области, как экономическая наука, каким-то образом превратился в священную догму на кафедрах сравнительного литературоведения западных университетов. Я вырос в материалистической советской культуре и вдохновлялся идеями структурализма, согласно которому задача науки литературоведения состоит в моделировании ее объекта литературы.

Моделировать значит научными средствами воспроизводить, копировать объект, а не вторгаться в него с собственными претензиями. Можно даже сказать, что установка на моделирование толкает исследователя к своего рода обожествлению объекта, загадочная природа которого требует почтительного вникания.

Это уважение к реальности литературы сохраняется и тогда, когда, на взгляд традиционных литературоведов, структуралист позволяет себе слишком много, становясь на путь эксперимента, машинного "порождения" текста и т. Аналогия с историей естественных наук например, проблемой вскрытия трупов в медицине очевидна, как очевидно и то, что, в конце концов естественные науки например, физика, генетика переходят от чистого познания своих объектов к потенциально рискованному управлению ими.

В каком-то смысле постструктурализм, кажущийся простым отрицанием структурализма, может быть понят и как диалектический синтез традиционной нормативной критики с ее структуралистским антитезисом.

Что касается моего постепенного отхода от стуктурализма к - в пределе - сочинению чего-то художественного, то тут я не оригинален; сошлюсь на пример Ролана Барта и Умберто Эко. Но у меня это было связано не только с динамикой освобождения от железных объятий структурализма, но еще и с перемещением из советского, чисто научного, контекста в западный, более связанный с "жизнью", в частности, с преподаванием и погружением в иностранную среду, и вообще попаданием в какие-то новые дискурсивные ситуации.

Но тот факт, что я написал некоторое количество рассказов, причем преимущественно металитературных, вовсе не делает их итогом моей научной карьеры. Я попрежнему ощущаю себя литературоведом, "смиренно", но с полным удовольствием пытающимся понять чего, как говорит Зощенко, авторы хотят сказать своими художественными произведениями.

Хотя часто и со сдвигом в сторону демифологизации - стремления не просто повторять за автором, но и как-то взорвать его изнутри. Можно ли считать литературоведение наукой? Смолоду я считал, что наука о литературе принципиально отлична от литературы о литературе, причем последняя это просто второразрядная литература.

Но я изменил точку зрения - понял, что в литературоведе неизбежно сидит критик, который вольно или невольно что-то с литературой делает. И его исследовательские занятия только выиграют, если он это осознает. Но там, где начинается полная свобода творческого произвола, это уже какое-то другое занятие.

А в литературоведческом дискурсе личность и убеждения его автора должны подвергаться критическому осмыслению и выносу за скобки. Надо все-таки помнить, что интересен исследуемый тобой писатель, а не ты сам: твоя личность является в лучшем случае лишь удобным орудием исследования. Конечно, эта моя позиция - центристская. Мои коллеги, сохранившие структуралистские убеждения, осуждают всякое проникновение в мой текст слова "я" видимо, уверенные, что если вместо "я думаю, что...

Настоящие же постструктуралисты полагают, что критик без стеснения может распоряжаться судьбой автора. Первым, от имени критики сказавшим это постструктурное "я", был, повидимому, Вальтер Беньямин. Согласно постструктурализму если сформировать из него то, что Андрей Белый называл "сборной цитатой" , научный дискурс, подобно всякому другому - бытовому, политическому, художественному, тоже воплощает свойственную человеку жажду власти, т. Ну, в каком-то смысле это, конечно, верно, но, с другой стороны, при всех необходимых оговорках, при том, что и он исходит из определенных посылок, аксиом и т.

Однако литературную территорию он завоевывает очень постепенно. Примером настоящего успеха точных методов в поэтике могут служить, пожалуй, лишь работы М. Гаспарова и его школы по теории стиха, то есть, по моделированию так называемых низших уровней литературы. В сюжетику и тематику эти методы тоже понемногу проникают. В общем, я не отмежевываюсь от убеждений своей структурной молодости, но и не хочу быть к ним прикованным. Так, мне близка мысль о сходстве структуралистских претензий на монопольное владение истиной с марксистскими.

Я даже написал об Эйзенштейне, одном из первоисточников наших с Ю. Щегловым работ по порождающей поэтике, специальную статью она появилась в "Киноведческих записках", со встревоженной врезкой от редакции, а затем была перепечатана во втором издании моих "Блуждающих снов" , в которой выявляю связь между его коммунистическим дискурсом и централизованно-технологической поэтикой. При всей своей гениальности и противоречивости, Эйзенштейн был проповедником идеологии советского государства.

И он же был основоположником генеративного подхода к тому, как в художественном тексте направленно обрабатывается заданная тема, а тем самым - и массовое сознание его потребителей. И мы в своих литературоведческих работах, причем вовсе не просоветского, а скорее диссидентского толка, вдохновлялись этой тоталитарной моделью искусства. Много позже, уже за рубежом, я осознал это противоречие, которое для людей философского склада не должно быть большой новостью.

Дело в том, что коммунистическая утопия является, наряду с наукой и идеологией рационализма, одним из плодов Просвещения. В нашей культуре такова линия, ведущая от французских просветителей через Фейербаха и Чернышевского к Ленину. Известный теоретик урбанизма Льюис Мамфорд Lewis Mumford , рассматривая платоновское государство - один из прообразов тоталитарного строя, подчеркивает, что изобретение первых физических машин не случайно совпало по времени с изобретением первой абстрактной машины - машины государственности.

Что касается меры субъективности в литературоведческих анализах, то вряд ли такую меру можно задать с определенностью. Для меня важнее, в каком бы роде и духе я ни писал, стараться не утратить ничего из тех уроков и навыков, которые я приобрел в эпоху структурных бури и натиска. Пристрастность же особенно уместна в выборе темы - заниматься лучше всего чем-то новым и по-человечески тебе интересным, причем отдавать себе по возможности ясный отчет в характере этого интереса и его субъективной подоплеки.

В известной степени то интересное, которым я сейчас занимаюсь, укладывается в достаточно "старые" рамки. Меня попрежнему интересует поэтический мир автора как система инвариантов - типичных тем, мотивов, конструкций и "готовых предметов", покрывающих - моделирующих - его тексты.

Относительно "новое" же состоит, под влиянием отчасти постструктурализма, отчасти опыта эмиграции и очередной русской революции, в определенном сдвиге исследовательского акцента. Приведу примеры трех разных степеней "пристрастности" при таком подходе. Но в поисках ответа на старый вопрос: "что же они говорят? Применительно к Зощенко, я попытался понять, каковы те основные душевные травмы, которые определяют его физиономию не только как автора "Перед восходом солнца", где о них говорится прямо, но и как автора комических вещей.

Грубо говоря, инварианты его автопсихоаналитической повести я спроецировал на его рассказы. Но при этом я не ставил себе, во всяком случае, сознательно, ни цели разоблачить Зощенко, ни подвергнуть его идейной переоценке, а стремился лишь только лучше понять его.

В этом также не было - насколько я могу судить - ничего личного, никакого влияния моих собственных психологических комплексов. В плане "пристрастности" имело место, пожалуй, только желание освободить Зощенко из клетки "культурно-социологических" стереотипов "скрытый мещанин"; "критик мещанства"; "критик нового советского человека" , в которую он был до сих пор заключен. А вот в связи с Пастернаком, в частности, его стихотворением "Мне хочется домой, в огромность...

Причем интригующей задачей было выявить не только коллаборационистскую установку Пастернака, но и гениальную технологию венчающего его стихотворение "приятия упряжи"- всю ту стиховую, композиционную и образную риторику, которая делает эту упряжь хотя и наводящей грусть, но по-своему желанной. Демонстрируя, как изощренная поэтическая техника реализует коллаборационистскую позицию, я, с одной стороны, идейно "разоблачаю" Пастернака, а с другой, попрежнему заворожен его структурным совершенством.

Эта статья в свое время появилась на страницах "ЛО". Третья степень "пристрастности" - то, что увлекает меня сейчас в занятиях Ахматовой, - попытка произвести своего рода демонтаж ее властного мифа. Он не только являет собой частный случай властного мифа вообще, но и параллелен и во многом подобен мифу той власти, в оппозиции к которой, в качестве жертвы которой, но одновременно и заряжаясь энергией от давления которой функционировала Ахматова.

Эта технология власти проявлялась как внетекстовыми способами, например, в ахматовской постановке на службу себе поклонников, запоминавших ее крамольные и не очень стихи наизусть, чтобы спасти их от забвения, когда она сама не давала себе труда их сохранить, так и внутритекстовыми, в частности, в ее поэтическом самообразе - характере ее лирической героини, о жесткой властности которой уже в 1915 году писал Н.

Обнаружение подобных властных стратегий это для меня идеологически необычайно острая тема, поскольку я, как и многие другие, вышел из-под обломков тоталитарной системы. Всякое проявление чрезмерной власти волнует меня лично, а не только как объект изучения.

Тем не менее, будучи литературоведом, а не публицистом, я считаю обязательным соблюдать исследовательскую дисциплину - стараюсь к пониманию технологии власти подходить технологически. Просто удариться в разоблачение Ахматовой мне было бы не интересно, пусть это делает кто-то другой. Мне интересно работать на текстовом уровне, в частности, на уровне ее жизнетворческого текста, текста ее биографии как мифа, который она нам задала, - работать в рамках школы Ю.

Тынянова, Л. Гинзбург и Ю. Как Вам видится место психоаналитического подхода в литературоведении? Ну, применительно к Зощенко использование психоанализа вдвойне оправданно ввиду его собственного обращения к нему в "Перед восходом солнца". Но и в общем случае такой подход часто дает интересные и убедительные результаты; в качестве примера сошлюсь на книгу американского слависта Д. Ранкура-Лаферрьера о "Шинели" Гоголя D. Что касается "наивности", с которой иногда применяется фрейдизм, то я убежден, что фрейдизм, как и марксизм, нужен в литературоведении именно наивный, то есть, взятый в том приблизительном виде, в котором он обладает интуитивной очевидностью.

Попытки же проецировать на литературу всякие сомнительные тонкости этих двух полумифологических доктрин, вроде особенностей психологии мелкопоместного дворянства усматриваемых Переверзевым в стилистике Гоголя , или различий между эдиповским и пред-эдиповским комплексами у того же Гоголя , кажутся мне менее перспективными. Каков научный статус истин добываемых литературоведением? Насколько они проверяемы? Но нужных доказательств - черновиков, писем, рукописей может не оказаться а иногда нет и вообще никаких рукописей, как у Шекспира и Шолохова.

Но я бы поставил вопрос шире: если элемент текста успешно претворяется в читательскую эмоцию, то за ним, как правило, стоит какая-то устойчивая техника, прием, находимый и у других авторов. Эйзенштейн, на которого я только что навел некоторую критику, был как раз мастером выявления и сознательного применения таких техник.

Его теоретические работы это кладезь подобных открытий. Кстати, по поводу "Броненосца Потемкина" он писал, что секрет его успеха в том, что фильм выглядит, как хроника, а построен, как пятиактная трагедия.

По-моему, поразительнее всего объективность существования законов выразительности, доступных, будь то сознательно - Эйзенштейну или бессознательно - четырехлетнему Моцарту, а главное, пассивно - массовому читателю, зрителю и слушателю, на которого в противном случае искусство просто не действовало бы.

Я подняла голову, однако гость не стал дожидаться разрешения. Бросил взгляд на прикрытое простыней тело и, поморщившись, притворил за собой дверь.

Доехали до конца. Недалеко от берега стоял полицейский, который убеждал тех, кто шел на дачу Архиепископа, идти обратно, так как велено никого не пропускать. Не помогло: - Приказано никого не подпускать к месту убийства. Не дай Бог видеть. Но точного и ясного ответа не находили. Хотя достоверность этой версии ослаблялась отказом полпредства судебным властям в просьбе вскрыть тело умершего артиста, она казалась наиболее вероятной.

МОРГ: Для чего нужен морг. Сколько времени находятся умершие в морге

Особенности похорон в нашей стране Особенности работы морга Отвечая на часто задаваемый вопрос, для чего нужен морг, потребуется выделить несколько основных моментов, которые при его работе имеют очень важное значение. Очень часто, родственники погибшего человека не желают, чтобы его тело было подвержено процедуре вскрытия, но в некоторых случае она является обязательной процедурой и в соответствии с действующими нормами и правилами закона должна быть выполнена в строго установленные для этого промежутки по времени. В некоторых случаях, родственники имеют полностью законное право на то, чтобы отказаться от вскрытия: В случаях, когда смерть человека вызвана продолжительным по времени заболеванием. Человек, который умер стоял на учете в местной поликлинике и существуют все необходимые для этого записи в мед карточке. С последнего мед осмотра прошло времени не менее 14 дней.

Роль засл. проф. Н.С. Бокариус в развитии судебной экспертизы на Украине

Роль засл. В настоящее время у нас в СССР и, в частности, на Украине существует стройная система судебномедицинской экспертизы и хорошо развитая сеть криминалистических экспертных учреждений. Однако известно, что в дореволюционное время ни того, ни другого не существовало и созданы эти организации после Великой Октябрьской социалистической революции. Становление советской судебномедицинской и криминалистической экспертизы на Украине происходило в период научно-практической деятельности в Харькове заслуженного профессора Николая Сергеевича Бокариус , который отдал много сил организации этих учреждений, являясь одним из создателей отечественной судебной Медицины и криминалистики Большая советская энциклопедия, т.

Неимущественные посмертные распоряжения Необходимое вступление Извиняюсь за мрачный каламбур, но тема смерти гражданина и отношений, связанных с исполнением его последней воли в части неимущественных распоряжений, является в российском гражданском праве одной из самых свежих. Во всяком случае, незамусоленных.

Эти записки можно было бы назвать повестью о смутном времени. Неизвестным осталось и имя того, кто в самый разгар гражданской войны аккуратно, день за днем вел свои записи, вряд ли задумываясь о том, какой интерес они могут представлять в будущем. По стилю и некоторым частностям можно предположить, что это был коренной житель Владикавказа, человек образованный, интеллигентный и, безусловно, одаренный способностью видеть, чувствовать, анализировать. Мы ничего не знаем о его судьбе, и нам неизвестно, каким образом дневник попал в контрразведку деникинской армии. Однако само словосочетание контрразведка ничего доброго автору этого дневника не сулить не могло. Дело в том, что неизвестный нам владикавказец был беспристрастен в бытописании ужасов гражданской войны, воздавая должное и красным, и белым, и всем прочим, силой оружия утверждавшим в народе именно свое понятие о справедливости. В результате чего цена человеческой жизни в те времена не превышала стоимости патрона или пеньковой веревки с виселицы. Дневник, публикуемый нами, является одним из наиболее ярких человеческих документов, свидетельствующих о российской смуте, в целом, и ее владикавказском обличье, в частности. Разумеется, это не окопы, а игрушка, и самое рытье производится просто издевательства ради над буржуями. Товар, несомненно, чужой, так как за него еще не отправлено ни одного фунта хлеба.

Труп в № 348

Адамов Труп местного бизнесмена, обнаруженный в номере небольшого отеля Elegantе в городке Бомонт Техас , поставил местную полицию в тупик. Детективы не смогли ни установить мотив убийства, ни объяснить, каким образом пострадавший смог получить столь серьезные внутренние повреждения. Через несколько месяцев расследования дело стали готовить к сдаче в архив.

.

.

на проезд, вот как вам, частенько ходил он метровыми шагами в свой глухой, медвежий Пошел и я отдать последний долг большому артисту. В правом паху покойного, как гласит протокол осмотра трупа и вскрытия, было Едва ли с последней версией можно согласиться, так как большевики в таком.

Как солгласиться отдать сввой труп на вскрытие

.

Народная агиология

.

Приговор по делу Андрея Чикатило

.

Вы точно человек?

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. thornmarta

    Не могу сейчас принять участие в дискуссии - нет свободного времени. Но скоро обязательно напишу что я думаю.

  2. poshereg68

    Да уж, спасибо

  3. igrilo

    оч даже!

© 2019 msktyre.ru